Стихи

 

 99267696_4514961_poteu

 

Мне неоднократно было говорено: «Твои стихи — стихи психотерапевтические»! Принимаю! Итак:

   

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ

***

Что человек – вершина или пропасть?

Бескрайность или узкое ущелье?

Вселенной что – отвага или робость?

Унынье или буйное веселье?

 

Что человек? Творец иль разрушитель?

Презренный раб иль властелин миров?

Своей судьбы ваятель и вершитель,

Иль под дуду её всегда плясать готов?

 

Что человек — начало иль конец?

Он одиночество в космическом пространстве?

Или частица тех, кто разума венец,

И лишь мгновенье в их непостоянстве?

 

Что человек — секунды или годы?

Знак восклицания иль просто запятая?

Хрусталь реки иль океана воды?

Вы знаете ответ? Ну, вот и я не знаю!

Лишь верю в то, что каждый должен сам

Решить в себе своё предназначенье.

И выбор этот даст ответ векам

Что ты на свете. Сам прими решенье!

 

ЗАЗЕРКАЛЬЕ

 

У каждого из нас есть зазеркалье.

И в нём живут забытые сюжеты

Событий прошлых призрачно-реальных,

Но «навязавших» нам свои советы.

 

Так неназойливо. Так исподволь. Так жёстко!

Они завёрнуты, как в фантик та конфета,

В решенья наши… Пёстрая обёртка

Блестит уверенностью знания ответа.

 

И эти блики в зеркалах мерцают.

И наши лики есть суть отраженья.

А зазеркалья тени обживают.

Те, что продолжат вечное сраженье.

 

Ведь в зазеркальях вырастают те

Химеры страшные, что нами назовутся.

Что нас ведут по жизни в темноте.

И не дают нам к солнцу прикоснуться.

Впустить приятья и сомненья свет.

Учиться видеть, слышать и внимать.

И размышлять о бренности сует.

Узнать себя и всё, как есть, принять.

 

***

 

Что есть вечность и миг? Что молчанье и крик?

Счастье что и несчастье, равнодушье — участье?

Что — полёт и покой? Что — прохлада и зной?

 

Всё — вопрос для вопроса. Всё — ответ без ответа.

Потому что, мы все — лишь частичка сюжета.

Каждый видит лишь то, что желает увидеть.

И услышит лишь то, что захочет услышать.

 

Нет единых решений, абсолютности знаний.

Каждый смотрит сквозь призму своих ожиданий,

Своих собственных вер, и своих прошлых бед.

И себя непризнаний... И своих вечных «нет»...

 

ДВА  Я

 

Стою пред зеркалом в уныньи.

Я вижу в нём несметно лиц.

Они мои, они родные.

Они все — Я. Устрою блиц:

Опрос, дознанье, пониманье

И объясненье сути их.

Сие всё есть себя признанье

Иль отрицанье. Всё ж, я — псих!

Зачем? Ведь проще просто жить.

Встречать с надеждой день грядущий.

А прошлый начисто забыть.

И все грехи списать на случай.

 

Любой из нас всегда при маске.

В любой момент он лицедей.

Он в рыжей, белой, чёрной краске.

Он сущий ангел иль злодей.

Но маски масками. А суть?

А суть в том, что тебя лишь два.

Ты Бог и бес, добро и жуть.

Один — луч света, другой — тьма.

 

И этот чёрный человек — Твоё второе Я навек.

 

Чёрный, жуткий ты – урод а себя глядишь сподлобья.

Пусть всё светлое замрёт, когда ты идёшь в угодья

Для охоты на себя, на своё себя признанье,

Свет души второго Я.

Нынче месть — твоё призванье!

Ты выходишь из подвалов Тёмной ночью, когда спишь.

Рыщешь, словно зверь усталый и, поймав себя, вопишь.

Боль капканная бездвижит. Яд рекой течёт из раны.

Мозг в тумане еле дышит и влечёт тебя в бурьяны.

 

Что же есть твоё оружье для охоты на себя?

Что — капканы, стрелы, ружья? Что – отрава для тебя?

 

Отношенья и поступки.

Ложь, предательство и месть.

Оправданья, злые шутки, непризнание и лесть.

 

Ежечасно, ежедневно мы всегда в борьбе с собой.

Только светлость — многоцветна.

Тьме всегда быть чернотой.

Белый цвет — по сути, свет.

Семь цветов он собирает.

И на этих на семи

Лучик солнечный играет.

Наши лица, наши маски

Пусть из белой будут краски.

 

Чёрный, чёрный человек —

Моё Я, моя печаль.

Я с тобою целый век.

Мне тебя немного жаль.

Ты не знаешь, что творишь.

Ведь ты — беса порожденье.

Никогда, как он, не спишь,

Жадно ловишь все движенья

Светлой сущности моей

И ввергаешь в ад сомненья!

 

Чёрный. Чёрный. Чернота.

Ночь. Бездонность. Маята.

Страх. Неверье. Неизвестность.

Бренность. Тленность. Суета.

***

Я мерцаю. Я звёздное небо.

И Сатурном моя голова...

Но не кольца. Не жемчуг браслетов.

Вьются мысли. Не мысли — слова.

Вьются образы — мысли с натуры.

Словно холст, загрунтованный мной,

Обживают цвета и фактуры.

Их гармония — вечный покой.

 

Я мерцаю с макушки до пяток.

Я мерцаю, как угли костра.

Разгораюсь, свечусь и взрываюсь...

Остываю и тьма мне сестра.

 

Я мерцаю, мерцаю, мерцаю...

 

***

 

Пытался себя я в кокон закутать.

Серый, тягучий, из буден сотканный.

Но постучался мне в двери случай.

Случай нежданный, наглый, незваный.

 

И покрутил у виска моего

Пальцем. Состроил кислую мину.

И рассмеялся мне прямо в лицо.

Он кокон серый назвал «гробиной».

 

«Ты ненормальный» — он мне заявил.

«Заживо червем нельзя становиться.

Мира громадина смотрит в окно.

И в бесконечность тропа кривится».

 

Стыдно мне стало. Зажгло лицо.

Сердце упало, душа ушла в пятки,

Но я рванул жизни кольцо,

Словно гранату. Бегу без оглядки.

 

Рытвины. Кочки. На пятке мозоль.

Но я ковыляю. Воды бы напиться.

Жажда туманит сознанье моё.

«Эх, не споткнуться! Эх, не

                                               Разбиться!»

 

Ливень обрушился, словно стена.

Ливень желаний. Как в тропиках

                                                     жарких.

Жизнь моя нынче дыханья полна.

И ощущений пьянящих и ярких.

 

КАКАЯ ОНА, ЖИЗНЬ?

 

Наверное, полосатая!

Но только не чёрно-белая.

Цветная. Как есть волосатая.

Мелированная. Не серая.

 

То боком одним — зайчики

Там солнечные — проплешины.

Другим, и в грязи пальчики

Торят колеи наезжены.

 

А то, дико в пляс пустится.

И вихрем огни взвиваются.

И синью тайга пучится.

Пучины лазурью взрываются.

 

Наверное не полосатая.

Пятниста она наверно.

Скотина такая носатая.

И видит, к тому же, скверно.

 

Надеешься, что заметила.

Готов, уж, ногой в стремя.

Ан нет. О, другого встретила.

Опять не твоё время.

 

И, всё-таки, она добрая.

Пенять на неё не надо.

Пускай пошипит коброю.

Не бойся, она тебе рада!

 

***

 

Я «нервные» строки сдавлю в кулаке.

Слегка придушу... Пускай не скулят.

А эхо тоски огласит вдалеке

Тот список, что радует сердце и

                                                        взгляд.

 

В том списке любовь и признанье

                                                      живут.

Участье и радость. Покой и призванье.

Там звёздное небо и дали зовут.

Там волны шумят. Там с мечтами

                                               «братанье».

 

А «нерв» там другой. Он звенит, не

                                                     скулит.

Струною натянут и держит «как

                                                         надо».

Он ноту кричащую в песнь обратит.

С ним море «в колено», стена не

                                                   преграда.

 

И песню его услыхав вдалеке,

Изюбрем весенним пойду напролом.

Я с солнцем палящим «накоротке».

Грозой умываюсь. Громы несу в дом.

 

Я брошусь в рассветы, в закаты уйду.

Ветра запрягу или парус наполню.

В заоблачный сад тихой тенью войду.

Всё, всё рассмотрю, проживу и

                                                   запомню.

***

 

«Остановите Землю, я сойду!»

Меня преследует повсюду эта фраза.

Её какой-то умник написал

В хибаре дачной. Подстерёг зараза.

 

И я теперь хочу решить дилемму —

Куда направить вектор ускоренья?

В миры какие? Здешние? Иные?

Дабы понять законы обновленья.

 

Возможно, стоит Землю тормознуть,

Что б пересесть на звёздную пылинку.

Фотоном стать. Умчаться в глубину

Созвездий вечных, где Земля — соринка.

 

Откуда мы? Оттуда? Что мы есть?

Законов Космоса живое воплощенье?

Иль, просто, сероуглеводородов смесь,

Как катаклизма недр разрешенье.

 

Конечно, хочется найти себя в мирах

И ощутить единство с высшим духом.

Сойти с подножки на свой риск и

                                                        страх.

Уйти в туман лишь доверяя слухам.

 

«Остановите Землю, я сойду!»

А может это бегство от проблем?

Проблем с мечтой, с судьбой. А, если

                                                      честно,

Желанье от себя сбежать совсем.

 

То дело автора. Его решенье жизни.

А мне же ближе поиск и пути.

«Остановите Землю! Поспешите!»

Готовьтесь в вечность за мечтой

                                                        идти!